+7 (499) 110-86-37Москва и область +7 (812) 426-14-07 Доб. 366Санкт-Петербург и область

Муж избил удерживает дома

Причем во всех его формах: унижения, оскорбления, рукоприкладство, сексуальное принуждение, экономическое насилие, шантаж, психологическое подавление. Жертвами бывают и дети, и старики, и даже мужья. Но все же чаще ими оказываются женщины. Из тысяч ежегодно совершаемых семейно-бытовых преступлений в 93 процентах случаев жертвы насилия - представительницы слабого пола. При этом, как показывают социологические опросы, процентов женщин, подвергающихся домашнему насилию, не обращаются в правоохранительные органы.

ВИДЕО ПО ТЕМЕ: Сказка стала ужасом - Муж - тиран или жена гулящая?

Дорогие читатели! Наши статьи рассказывают о типовых способах решения юридических вопросов, но каждый случай носит уникальный характер.

Если вы хотите узнать, как решить именно Вашу проблему - обращайтесь в форму онлайн-консультанта справа или звоните по телефонам, представленным на сайте. Это быстро и бесплатно!

Содержание:

Муж избил удерживает дома

Они касаются насилия в семье. Условно разделим их на две группы: Возможно ли написать заявление в полицию на родителей? Они держат меня дома, избивают периодически бывает что каждый день , душили, били головой о стену. Хочу написать заявление чтобы хоть что-то сделали. Хотя бы взяли с родителей расписку, что больше не будут меня трогать".

Дорогие читатели! Наши статьи рассказывают о типовых способах решения юридических вопросов, но каждый случай носит уникальный характер. Если вы хотите узнать, как решить именно Вашу проблему - обращайтесь в форму онлайн-консультанта справа или звоните по телефонам, представленным на сайте. Это быстро и бесплатно! Кровати в убежище для женщин на юге Кыргызстана. Убежищ в Кыргызстане очень мало и они почти не получают помощи от государства. В один из вечеров в г.

Гульнара рассказывала: Я просила его успокоиться, не оскорблять меня. Я поднялась, говорю: Хотела уйти из комнаты, а он: Обернулась — а он уже на меня идет. Выбежала на улицу. Он меня за волосы ухватил.

Головой ударил о цемент на дворе. Я страшно перепугалась, прощения просила. Гульнара десять дней провела в больнице с сильным сотрясением мозга. Из больницы, не посоветовавшись с ней и не спрашивая согласия, сообщили в милицию. Гульнара написала заявление, однако милиция не проинформировала ее о возможности получить охранный ордер и не приняла никаких мер к жестокому мужу. На протяжении многих лет, пока продолжались побои, Гульнара несколько раз пыталась расстаться с ним, а в г.

После десяти лет издевательств муж в г. Дело тянется уже больше двух лет; на момент подготовки этого доклада в отношении мужа Гульнары никаких приговоров или санкций еще не было. История Гульнары демонстрирует различные аспекты ситуации, когда власти Кыргызстана не обеспечивают пережившим семейное насилие надлежащую поддержку, защиту и меры по исправлению положения. С того времени правительство внесло ряд изменений в законодательство и провело информационно-просветительские кампании с целью искоренения терпимости и безнаказанности, которыми сопровождается насилие в отношении женщин.

Так, например, в г. К сожалению, проблемы устойчиво сохраняются. В этом докладе документируется непринятие правительством мер по обеспечению пострадавшим содействия и поддержки, по задействованию имеющихся механизмов защиты, по расследованию и судебному преследованию фактов нарушений и по привлечению к ответственности виновных в семейном насилии.

По итогам интервью с пережившими насилие, работниками служб помощи, сотрудниками милиции, судьями, лидерами местных общин и государственными чиновниками Хьюман Райтс Вотч было установлено, что проблема семейного насилия по-прежнему остро стоит в Кыргызстане, а целый ряд факторов препятствует обращению за помощью или доступу к правосудию для пострадавших в таких ситуациях.

В ходе интервью с пережившими насилие и работниками служб помощи Хьюман Райтс Вотч задокументировала эпизоды крайних проявлений физического и психологического насилия в семье, последствия которых иногда носили стойкий характер. Несколько женщин также рассказывали Хьюман Райтс Вотч о принуждении к вступлению в брак, иногда — посредством похищения; три из проинтервьюированных нами пострадавших были выданы замуж в возрасте от 15 до 17 лет, в то время как установленный законом минимальный возраст вступления в брак составляет 18 лет.

Многие женщины говорили, что подвергались семейному насилию на протяжении многих лет: Некоторые женщины вследствие семейного насилия получали стойкие физические или психические расстройства. Пережившие насилие сталкиваются с обескураживающим спектром факторов, препятствующих обращению за помощью, защитой и правосудием.

Социальные факторы включают давление за сохранение семьи любой ценой, стигматизацию и стыд, экономическую зависимость, уязвимость и изоляцию особенно для живущих в незарегистрированном браке , а также боязнь мести со стороны причастных к семейному насилию. К факторам иного рода относятся, в частности, дефицит служб помощи, особенно убежищ, а также бездействие или враждебное отношение со стороны правоохранительных и судебных органов.

Во многом Кыргызстан нарушает свой собственный закон г. В Кыргызстане семейному насилию подвергается значительный процент женщин и девочек, однако только немногие случаи получают огласку, и еще реже дело доходит до судебного преследования.

Официальные цифры свидетельствуют о том, что до суда доходят далеко не все заявления о семейном насилии, которые регистрируются милицией. Если вопрос все же рассматривается судом, то нередко в рамках административного производства, которое предусматривает менее строгие, чем в уголовном процессе, меры наказания. Оценка практики реагирования на семейное насилие в Кыргызстане представляется особенно актуальной именно в данный момент.

Крайне важно, чтобы новое законодательство о семейном насилии сохранило уже существующие гарантии защиты и исправления ситуации, обеспечив одновременно корректировку слабых сторон и включение механизмов исполнения. Закон г. В парламенте также рассматриваются поправки в уголовный и уголовно-процессуальный кодексы, способные усилить существующие законодательные нормы, применимые к семейному насилию.

Не все сотрудники милиции, судьи и работники государственных служб помощи игнорируют свои обязанности в области реагирования на семейное насилие. Некоторые сотрудники милиции рассказывали Хьюман Райтс Вотч, что регулярно принимают заявления о таких фактах и выдают временный охранный ордер. Некоторые пострадавшие говорили, что судьи помогали им получить развод или алименты от жестокого супруга. Министерствами здравоохранения и внутренних дел разработаны руководства по реагированию на случаи семейного насилия и ведению статистического учета.

Однако оказание помощи пережившим насилие, включая организацию убежищ, социально-психологическую поддержку и содействие доступу к правосудию, почти полностью остается на неправительственных организациях, большинство которых не получают никакой поддержки от государства. Кыргызстан ратифицировал ряд международных договоров о правах человека, которые обязывают государство ограждать женщин и девочек от насилия и дискриминации. Однако им пока не ратифицирован важный региональный договор — Конвенция Совета Европы о предотвращении и борьбе с насилием в отношении женщин и домашним насилием вступила в силу в г.

Кыргызстан не является членом Совета Европы, однако он мог бы и должен был бы ратифицировать эту конвенцию, в которой детально описываются меры реагирования на насилие в семье.

Правительство Кыргызстана должно обеспечить исполнение национального законодательства о насилии в отношении женщин, включая семейное насилие, и изменить законы и практики, которые создают для женщин и девочек риск подвергнуться насилию. МВД, Министерство юстиции, Генеральная прокуратура и Верховный суд должны обеспечить периодическое прохождение углубленной подготовки сотрудниками милиции, прокурорами и судьями и отслеживать соблюдение ими законов и политик, относящихся к семейному насилию.

Последнее включает выдачу и обеспечение исполнения охранных ордеров и судебное преследование причастных к насилию. Правительство должно ясно и публично заявить, что безопасность и благополучие переживших семейное насилие важнее примирения и сохранения семьи.

Правительство также должно прояснить и обеспечить исполнение законов, ограничивающих передачу дел о тяжких случаях семейного насилия судам аксакалов, которые исходят из приоритетности примирения и могут ограничивать пережившим насилие доступ к полному объему мер по исправлению ситуации. Оно также должно обеспечить исполнение законов, запрещающих вступление в брак до достижения летнего возраста и любые формы принудительного брака, в том числе посредством похищения невесты.

Хьюман Райтс Вотч обнаружила, что учреждения здравоохранения сообщали в милицию о случаях семейного насилия без получения согласия пострадавших. Такая практика противоречит рекомендациям Всемирной организации здравоохранения и может отталкивать женщин от обращения за лечением.

Правительство Кыргызстана должно издать рекомендации, в которых указывалось бы, что медработники не обязаны сообщать в милицию о случаях семейного насилия в отношении совершеннолетних и что такая информация должна сообщаться только с явно выраженного согласия пострадавшей.

Правительству также следует расширить ключевые службы помощи, такие как убежища и юридическая помощь. Наконец, необходимо вести борьбу с вредными традициями и бытовыми стереотипами, способствующими семейному насилию и сохранению ситуации, при которой жертва считается виноватой и подвергается стигматизации.

Нежелание или неспособность правительства Кыргызстана обеспечивать исполнение собственных законов приводит к тому, что женщины и девочки в ситуации семейного насилия оказываются лишенными гарантий защиты. Нынешний момент — ключевая развилка для Кыргызстана, чтобы сделать законодательную базу более современной и ввести эффективные системные механизмы противодействия семейному насилию и привлечения виновных к ответственности. Пока это не будет сделано, жизнь женщин и девочек в Кыргызстане будет подвергаться опасности.

Хьюман Райтс Вотч рекомендует правительству Кыргызстана: Определить конкретный государственный орган, ответственный за координацию всех политик и мер, касающихся семейного насилия. Обеспечить сохранение в законодательстве о семейном насилии права пострадавшей на получение временных охранных ордеров и долгосрочной защиты по решению суда, причем оба вида защиты должны предусматривать возможность требования к причинителю насилия освободить совместно используемое жилое помещение.

Разработать и внедрить, в соответствии с вышеупомянутыми протоколами и стандартами УНП ООН, обязательную базовую учебную программу по реагированию на семейное насилие как в рамках первичной подготовки, так и в рамках переподготовки и повышения квалификации сотрудников милиции. Разработать и внедрить для работников прокуратуры обязательную базовую учебную программу по реагированию на семейное насилие в соответствии с национальными и международными нормами и стандартами УНП ООН.

Обеспечить подготовку судей по вопросам национального законодательства и международных обязательств в области семейного насилия и реагирования на него. Обеспечить наличие качественных убежищ и служб социально-психологической, правовой и другой помощи для переживших семейное насилие, в том числе в сельской местности. Методология В этом докладе документировано необеспечение правительством Кыргызстана надлежащих услуг, защиты и средств правовой защиты пережившим семейное насилие.

Доклад основан на материалах исследований, проводившихся Хьюман Райтс Вотч в ноябре — декабре г. Бишкеке и Нарыне на севере и Оше на юге страны. Дополнительные встречи и интервью проводились в Бишкеке в мае г. Выбор городов определялся по итогам консультаций с местными женскими группами и службами помощи, с тем чтобы иметь возможность проинтервьюировать пострадавших из числа представителей различных социально-экономических и этнических групп. Хьюман Райтс Вотч были проведены интервью с 28 женщинами, пережившими семейное насилие, в возрасте от 20 до 49 лет.

Все они подвергались физическому насилию, почти все — также словесным оскорблениям или психологическому насилию. Наши собеседницы происходили из Чуйской, Иссык-Кульской, Джалал-Абадской, Нарынской и Ошской областей и по этнической принадлежности были кыргызками, русскими и узбечками. Среди них были жительницы как сельской местности, так и городов, с образованием от начального до высшего. Четыре на момент интервью или ранее страдали алкогольной или наркотической зависимостью, две были ранее осуждены и отбыли тюремный срок.

Мы выходили на переживших насилие через местные службы помощи, неправительственные организации НПО и активистов за права женщин. Интервью проводились на русском, кыргызском или узбекском языке с помощью переводчиков-женщин. Два интервью были проведены на русском нашим исследователем, владеющим этим языком.

Некоторые женщины отказывались от интервью, опасаясь стигматизации или мести. Место интервью пережившие насилие выбирали сами: Хьюман Райтс Вотч разъясняла всем женщинам цель интервью и характер дальнейшего использования полученной информации, после чего мы получали устное согласие на интервью.

Нашим собеседницам разъяснялось, что они вправе в любой момент прекратить или прервать интервью. Никаких стимулов не предлагалось, некоторым женщинам выдавалась небольшая сумма на возмещение транспортных расходов.

При необходимости и по возможности мы направляли переживших насилие в имеющиеся службы помощи и старались сводить к минимуму ретравматизацию.

Хьюман Райтс Вотч также были проведены встречи с 65 сотрудниками правоохранительных органов и уголовной и гражданской юстиции, работниками государственных и частных служб помощи, активистами неправительственных организаций и лидерами местных общин. В их числе были 10 сотрудников кризисных центров и убежищ, восемь сотрудников милиции, четыре судьи, четыре адвоката и пять членов судов аксакалов, а также пять работников здравоохранения, два религиозных лидера и 11 представителей международных НПО и организаций системы ООН.

Использовалась также информация из открытых источников, включая законодательство, официальную статистику, документы ООН, академические исследования и публикации в СМИ.

В декабре г. На те моменты наши неоднократные запросы о встречах в Министерстве социального развития были отклонены. В марте г. Хьюман Райтс Вотч обратилась с письменными запросами о предоставлении информации в МВД, Министерство социального развития, Министерство здравоохранения и Минюст.

На момент сдачи доклада в печать ответов не последовало. Тексты этих запросов доступны на нашем сайте.

Муж бьет? Значит, сядет!

Частыми фигурантами уголовных дел о побоях являются супруги. Домашнее насилие всегда остается одним из самых распространенных видов преступлений по причинению вреда здоровью человека. С года статья о побоях была частично декриминализована.

Хочется всем вокруг улыбаться. Ничего особенно грубого То, что это меня разрушает изнутри, это вопрос моего характера.

Если Вам необходима помощь справочно-правового характера у Вас сложный случай, и Вы не знаете как оформить документы, в МФЦ необоснованно требуют дополнительные бумаги и справки или вовсе отказывают , то мы предлагаем бесплатную юридическую консультацию:. Причем во всех его формах: унижения, оскорбления, рукоприкладство, сексуальное принуждение, экономическое насилие, шантаж, психологическое подавление. Жертвами бывают и дети, и старики, и даже мужья. Но все же чаще ими оказываются женщины. Из тысяч ежегодно совершаемых семейно-бытовых преступлений в 93 процентах случаев жертвы насилия - представительницы слабого пола.

Вся правда об избиении Жасмин Жанна Дзугова, фото Василия Максимова В глазах известной певицы теперь только грусть и печаль Звезда эстрады пострадала от собственного мужа. Так Жасмин объяснила причину своих травм в милиции. Мы провели собственное расследование и докопались до истины. Подробности семейной драмы певицы настолько скандальны, что поначалу мы отказывались в них верить. Из милицейских сводок следует, что Жасмин избил не кто иной, как ее муж. Дорогие читатели! Наши статьи рассказывают о типовых способах решения юридических вопросов, но каждый случай носит уникальный характер.

Они касаются насилия в семье. Условно разделим их на две группы: Возможно ли написать заявление в полицию на родителей? Они держат меня дома, избивают периодически бывает что каждый день , душили, били головой о стену. Хочу написать заявление чтобы хоть что-то сделали.

Семья, дети, молодежная политика. Юлия Анташева Насилие в семье недопустимо.

С 8 по 10 марта в городах России и Белоруссии пройдет благотворительная акция "Не виновата" в поддержку женщин, переживших домашнее насилие. В рамках акции проведут различные концерты и творческие мероприятия, вся прибыль от которых будет направлена фондам поддержки женщин, столкнувшихся с такой ситуацией. Две смелые героини поделились с порталом Москва 24 своими сокровенными историями и рассказали о страшных годах жизни с мужем-тираном. С ним мы познакомились в интернете в году, но не на сайте знакомств, а в группе в соцсети, где обсуждали политику.

Они касаются насилия в семье. Условно разделим их на две группы: в первой оказались случаи, когда родители или другие родственники бьют несовершеннолетних детей, во второй - когда жертвой насилия в семье становятся взрослые. Возможно ли написать заявление в полицию на родителей?

.

.

Уйти нельзя остаться: что делать, если в доме тиран; Если пьяный муж ударил жену что делать? Муж избил удерживает дома; Муж бьет? Значит, сядет.

.

.

.

.

.

.

.

Комментарии 2
Спасибо! Ваш комментарий появится после проверки.
Добавить комментарий

  1. Игнатий

    А если бил ремонт? Тоест обстройка гаража